Цитаты и афоризмы о времени
Copyright © 2001
All rights reserved.


Одновременность событий

Августин Аврелий

Я слышал от одного ученого человека, что движение солнца, луны и звезд и есть время, но я с этим не согласен. Почему тогда не считать временем движение всех тел? Если бы светила небесные остановились, а гончарное колесо продолжало двигаться, то не было бы и времени, которым мы измеряем его обороты?..

Пусть же никто не говорит мне, что движение небесных тел и есть время... я вижу, что время есть некая протяженность.

(Августин Блаженный. Исповедь. М.,1992. С. 335, 337).


Алексеев С.

Время, как и пространство, есть своеобразная множественность и дробность бытия. Но пространство, в отличие от времени, есть абсолютная раздробленность, время же – раздробленность относительная. В нем прошлое, настоящее и будущее всегда преодолеваются в своей разделенности тем пребывающим, которое, так или иначе, включено в живую изменяемость. Лишь один вид изменения представляет с известной точки зрения такую же абсолютную раздробленность, как пространство, а именно – движение. Но это именно потому, что движение есть тот вид изменяемости, который воспринимается именно внешним образом, через внешнюю чувственность протяжения. Движение есть форма времени, представленная нам в чужеродной среде пространства, время, переведенное на язык пространства… время, т.е. изменяемость, есть само бытие.

(Алексеев С.А. Время и его преодоление // Хрестоматия по философии. М., 1997, с. 442, 446).


Аристотель

Время есть не что иное, как число движения по отношению к предыдущему и последующему...

Мы не только измеряем движение временем, но и время движением вследствие их взаимного определения, ибо время определяет движение, будучи его числом, а движение - время…

Так как время - мера движения, то оно будет и мерой покоя, ибо всякий покой существует во времени.

(Аристотель. Физика. М. 1937. с. 97).


Время есть мера движения и нахождения тела в этом состоянии..., для движения "быть во времени" значит измеряться временем и самому, и его бытию (ибо оно вместе измеряет и движение, и бытие движения, и находиться движению во времени значит именно то, что его бытие измеряется). Отсюда ясно, что и для всего прочего нахождение во времени обозначает измерение его бытия временем.

(Аристотель. Физика. М. 1937. с. 98).


Не надо думать, что все находящееся во времени так же необходимо движется, как и все находящееся в движении: ведь время не есть движение, а число движения, в числе же движения возможно быть и покоящемуся. Именно покоится не всякое неподвижное, а то, что, будучи по природе способным к движению, лишено его.

(Аристотель. Физика. М. 1937. с. 99).


Время, конечно, одно и то же и для качественного изменения, и для перемещения, если только число одинаково и происходят они совместно: поэтому-то движения различны и происходят отдельно друг от друга, а время везде одно и то же, так как и число для равных вещей всюду едино и зараз одно и то же.

(Аристотель. Физика. М. 1937. С. 104).


Изменение и движение каждого [тела] происходит только в нем самом или там, где случится быть самому движущемуся и изменяющемуся; время же равномерно везде и во всем. Далее, изменение может идти быстрее или медленнее, время же не может, так как медленное и быстрое определяются временем: быстрое есть далекое продвигающееся в течение малого времени, медленное же - мало [продвигающееся] в течение большого [времени]; время же не определяется временем ни в отношении количества, ни в отношении качества.

Что оно, таким образом, не есть движение - это ясно.

(Аристотель. Физика. Собр. соч. в 4-х тт. Т. 3. М. 1981. IV, 10, 218 b 10-20).


Мы вместе ощущаем и движение, и время; и если даже темно и мы не испытываем никакого воздействия на тело, а какое-то движение происходит в душе, нам сразу же кажется, что вместе с тем протекло и какое-то время. И наоборот, когда нам кажется, что прошло какое-то время, вместе с тем, предполагается, что произошло какое-то движение.

(Аристотель. Физика. // Соч. в 4-х томах, М., 1978г., Том 3. с.157).


Зенон же рассуждает неправильно. Если всегда, - говорит он, - всякое [тело] покоится, когда оно находится в равном [себе месте], а перемещающееся [тело] в момент "теперь" всегда [находится в равном себе месте], то летящая стрела неподвижна. Но это неверно, потому что время не слагается из неделимых "теперь", а также никакая другая величина…

Летящая стрела стоит неподвижно; оно вытекает из предположения, что время слагается из "теперь"; если этого не признавать, силлогизма не получается.

(Аристотель. Физика. Собр. соч. в 4-х тт. Т. 3. М. 1981. (Z). 239b, 5-10, 30).


Каким образом появится предшествующее и последующее, если не существует времени? Или время, если не существует движения?

(Аристотель. Физика. Собр. соч. в 4-х тт. Т. 3. М. 1981. VIII, 1, 251 b, 10-15).


Может возникнуть сомнение: будет ли в отсутствие души существовать время или нет? Ведь если не может существовать считающее, не может быть и считаемого, а, следовательно, ясно, что [не может быть] и числа, так как число есть или сосчитанное, или считаемое. Если же ничему другому не присуща способность счета, кроме души и разума души, то без души не может существовать время, а разве [лишь] то, что есть как бы субстрат времени; например, если существует без души движение, а с движением связаны «прежде» и «после», они же и есть время, поскольку подлежат счету.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 14, 223а).


...изменение может идти быстрее или медленнее, время же не может, так как медленное и быстрое определяются временем: быстрое есть далеко продвигающееся в течение малого времени, медленное же - мало [продвигающееся] в течение большого [времени]; время же не определяется временем ни в отношении количества, ни качества.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 10, 218b).


Следовательно, время есть или движение или нечто связанное с движением, а так как оно не движение, ему необходимо быть чем-то связанным с движением.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 11, 219а).


Когда же есть предыдущее и последующее, тогда мы говорим о времени, ибо время есть не что иное, как число движения по отношению к предыдущему и последующему.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 11, 219b).


...время есть мера движения и нахождения [тела] в состоянии движения, причем оно [время] измеряет движение путем отграничения некоторого движения...

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика, IY, 221а).


Таким образом, все, что не движется и не покоится, не находится во времени, так как находиться во времени - значит измеряться временем, а время есть мера движения и покоя.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 12, 221b).


И в каком-то отношении вещи подвергаются воздействию со стороны времени - как мы имеем обыкновение говорить: “точит время”, “все стареет от времени”, “все со временем забывается”, но не говорим: “научился [от времени]” или “сделался от времени молодым и красивым”, ибо время само по себе скорее причина уничтожения: оно есть число движения, движение же лишает [существующее] того, что ему присуще.

(Аристотель. Физика. Соч. в 4-х т. Т. 3. - М., 1976. Физика IY, 12, 221b).


Аскин Я.

Определение времени через изменение будет недостаточным до тех пор, пока остается в тени вопрос о том, какого именно характера изменение выражается в течении времени. Именно этот вопрос является центральным для выяснения сущности времени.

(Аскин Я.Ф. Проблема времени, ее философское истолкование. М., 1966. С. 76).


Развитие связано с течением времени, а это последнее без качественных различий прошлого, настоящего, будущего превращается в фикцию…

Было бы тщетным пытаться определить раз и навсегда данную абсолютную длительность настоящего. Во всяком случае, поскольку понятие момента времени и, соответственно, времени связано с определенным событием, а это последнее имеет ненулевую длительность (иначе бы оно вообще не существовало), момент времени и, соответственно, настоящее нельзя рассматривать делимыми до бесконечности и представлять их в качестве просто предельных точек на временной последовательности между прошлым и будущим…

Настоящее выражает собой относительную устойчивость в процессе вечного изменения. Эта относительная устойчивость не просто абстракция, она имеет объективные основания в дискретной природе материального мира: настоящее всегда соотнесено с каким-либо состоянием, и длительность этого события, состояния определяет размеры настоящего, причем в каждом конкретном ряду событий это определение специфично. Разная длительность настоящего является одной из характерных черт проявления специфики времени…

Будущее — это объективная тенденция становления предмета, выражающаяся в наличии условий для его возникновения…

(Аскин Я.Ф. Проблема времени, ее философское истолкование. М., 1966. С. 84-87).


Барроу И.

Каждому мгновению времени, или неограниченно малой частице времени (я говорю "мгновение", или "неограниченно малая частица", ибо безразлично, предполагаем ли мы, что линия состоит из точек или же из неограниченно малых отрезков; и точно так же не важно, предполагаем ли мы, что время состоит из мгновений, или из неограниченно малых временных интервалов), я повторяю: каждому мгновению времени соответствует известная степень скорости, которой обладает в это мгновение движущееся тело.

(Barrow I. Lectiones Geometricae (trans. E. Stone), London, 1735, Lect. 1, p. 38).


Бергсон А.

Длительность и движения суть мысленные синтезы, а не вещи. Но длительность в собственном смысле слова не имеет ни тождественных, ни внешних по отношению друг к другу моментов, так как она, по существу своему, разнородна, слитна и ничего общего не имеет с числом.

(Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания // Собр. соч., т. 1, М., 1992. С. 101-102).


Длительность, поскольку она длительность, движение, поскольку оно движение, ускользают от математического анализа, удерживающего от времени одну только одновременность, а от движения - одну только неподвижность.

(Бергсон А. Непосредственные данные сознания. Время и свобода воли. Спб., 1914, с. 168-169).


Обычное познание вынуждено, как и научное познание – и по тем же основаниям, что и последнее, - рассматривать вещи в пульверизованном времени, в котором не имеющее длительности мгновение следует за другим, тоже не длящимся мгновением. Движение для него - ряд положений, изменение - ряд качеств, и вообще становление - ряд состояний. Оно исходит из неподвижности (как будто бы неподвижность не есть просто видимость, особенный эффект, вызываемый одной движущейся вещью в другой движущейся вещи, когда они урегулированы одна другой), и с помощью искусной комбинации неподвижностей оно воссоздает имитацию движения, подставляемую ею на место самого движения: эта операция практически удобна, но теоретически абсурдна, являясь источником всех тех противоречий, которые встречают на своем пути Критика и Метафизика.

(Бергсон А. Цит. по: Хрестоматия по философии. М., 1997. С. 117).


Бруно Дж.

Время… совершенно не зависит от движения, но существует само по себе и находит условие своего бытия в себе самом, а не в движении.

(Цит. по Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М.: Высшая школа, 1980, с. 239).


Бунге М.

Идеям греков, вернее идеям Аристотеля и Лукреция о времени, не посчастливилось. Новая наука восприняла почти архаическую идею времени, а именно абсолютное время Ньютона, которое само по себе "протекает" равномерно. Только немногие, в частности Спиноза и Лейбниц, придерживались реляционной точки зрения на время, согласно которой без изменений не существует никакого времени. Но это обратное движение философии компенсировалось прогрессом науки...

(Бунге М. Пространство и время в современной науке // Вопросы философии. 1970. № 7. С. 83).


Винтер Ш.

Мышление – это мое движение и движение моих знаний во времени.

(Винтер Ш. Хайдеггер М. Определение метафизики. Мюнхен. 1993 // Реферативный журнал ИНИОН. Серия 3. Философия. М., 1994, № 3. С. 224).


Галилей Галилео

Движением равномерным или единообразным я называю такое, при котором расстояния, проходимые движущимся телом в любые равные промежутки времени, равны между собой…

I. Расстояние, проходимое при одном и том же равномерном движении в более продолжительное время – больше, нежели в менее продолжительное время.

II. Время, соответствующее при равном движении большему расстоянию, больше, нежели соответствующее меньшему расстоянию.

III. При большей скорости движения в равные промежутки времени проходятся больше расстояния, нежели при меньшей.

IV. Скорость, при которой за определенное время проходится большее расстояние, больше той, при которой за то же время проходится меньшее расстояние.

(Галилей Г. Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей науки. Соч. Т. 1. М. 1934. С. 282-283).


Гоббс Т.

Время есть образ движения, поскольку мы представляем в движении то, что совершается раньше и позже, или последовательность…

Мы измеряем время движением, а не движение временем.

(Гоббс Т. Основы философии. О теле. Избр. произв. в 2-х тт. М., 1964. Т. 1, с. 127, с. 129).


Д'Аламбер Ж.

Мы должны... искать... такой частный вид движения, при котором связь между отношением промежутков времени и отношением пройденного пути известна независимо от каких бы то ни было допущений, а просто в силу природы самого движения... В самом деле, движение тела само по себе будет равномерным… ускоренным или замедленным оно становится лишь при действии той или иной внешней причины, и тогда это движение может подчиняться бесчисленному множеству законов изменения. Закон равномерности, т. е. равенство отношения между промежутками времени и отношения между пройденными путями, является свойством этого движения, взятого само по себе. Поэтому равномерное движение имеет наибольшее соответствие с длительностью, и вследствие этого оно наиболее пригодно служить мерой этой длительности, поскольку части последней следуют одна за другой также неизменно и равномерно. Напротив, всякий закон ускорения или замедления движения, так сказать, произволен и зависит от внешних обстоятельств. Неравномерное движение не может быть, поэтому, естественной мерой времени… При помощи неравномерного движения невозможно было бы измерять время, не зная откуда-нибудь заранее, какая связь между отношением времен и отношением пройденных путей соответствует данному движению...

Если у нас нет возможности найти точную и строгую меру времени, то мы должны искать, по крайней мере, приближенную меру, - среди движений примерно равномерных... Движение можно считать приближенно равномерным, когда мы, сравнивая его с другими движениями, замечаем, что все они управляются одним и тем же законом. Так, если несколько тел движутся таким образом, что пути, проходимые ими за одно и то же время, всегда находятся (точно или приближенно) в одном и том же отношении друг к другу, то считают движение этих тел равномерным или, по меньшей мере, весьма близким к равномерному.

(Д'Аламбер Ж. Динамика. М.-Л., 1950. С. 45-47).


Декарт Р.

Для измерения длительности любой вещи мы сопоставляем данную длительность с длительностью максимально интенсивных и равномерных движений вещей, из которой складываются годы и дни; вот эту-то длительность мы и именуем временем. А посему такое понимание не добавляет к длительности, взятой в общем ее смысле, ничего, кроме модуса мышления.

(Декарт Р. Начала философии // Сочинения в 2 тт. Т. 2. М.: Мысль, 1994, с. 337).


Время, которое мы отличаем от длительности, взятой вообще, и называем числом движения, есть лишь известный способ, каким мы эту длительность мыслим.

(Декарт Р. Начала философии // Сочинения в 2 тт. Т. 2. М.: Мысль, 1994, с. 451).


Егоров А.

Показать взаимопревращение содержания и формы в отношениях пространства-времени и материального движения действительно невозможно: пространство-время не превращается в материальное движение, а материальное движение не становится пространством-временем.

(Егоров А.А. Диалектическое отношение пространства-времени к материальному движению. Л., 1976. С. 15).


Заславский А.

Представляя себе реальность (настоящее), как множество одновременных сущностей, мы сразу попадаем в капкан противоречий. Подобная реальность либо уже не существует, либо ещё не существует. Анализируя её образ в нашей памяти, мы приходим к выводу, что не можем утверждать одновременность всех его частей. Любой образ реальности является результатом синтеза, который осуществляется сознанием в течение конечного времени. В отношении любого множества событий нам известно лишь то, что они произошли (или, может быть, произойдут) на каком-то отрезке времени, но мы не можем утверждать на основании какого-либо опыта, что они произошли (или произойдут) строго одновременно. Непонимание сущности настоящего, пожалуй, является самым мучительным в нашем непонимании времени. И причина этого непонимания, с моей точки зрения, в том, что мы пытаемся втиснуть в один момент времени настоящего весь мыслимый мир.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Кулаков Ю.

В научной физической литературе избегают давать определения пространства и времени, предполагая при этом, что каждый человек имеет на этот счет какие-то первоначальные представления. Общепринята и широко распространена интуитивная концепция времени, согласно которой время выступает как нечто движущееся. Выражение "время проходит" ... всегда ассоциируется с некоторым равномерным потоком неясной природы, текущим в одном направлении.

(Кулаков Ю.И. Время как физическая структура // Развитие учения о времени в геологии. Киев: Наукова думка, 1982, с. 126).


Лагранж Ж.

Разумное существо, которое каждый данный момент знало все движущие силы природы и имело бы полную картину состояния, в котором природа находится, могло бы – если бы его разум был в состоянии достаточно проанализировать эти данные – выразить одним уравнением как движение самых больших тел мира, так и движение мельчайших атомов. Ничего не осталось бы для него неизвестным, и оно могло бы обозреть одним взглядом как будущее, так и прошлое.

(Лагранж Ж. Цит. по: Гуларян А.Б. Опыт философского осмысления времени в контексте постнеклассчисеской картины Мира).


Ламарк Ж.-Б.

Время или длительность представляет не что иное, как имеющую предел или не имеющую его непрерывность движения, либо существования вещей.

(Ламарк Ж.-Б. Аналитическая система положительных знаний человека, полученных прямо или косвенно из наблюдений. Избранные произведения в 2-х тт. Т. 2. М. 1959. С. 379).


Лейбниц Г.

Время должно существовать только вместе с творениями и постигается лишь порядком и величиной их изменений…

Пространство и материя отличаются друг от друга так же, как время и движение: оба они хотя и различны, но все же неразделимы.

(Лейбниц Г. Пятое письмо Лейбница // Собр. соч. в 4-х томах. Т. 1. С. 484, 485).


В мире не существует ничего, кроме ума, пространства, материи и движения… Время есть не что иное, как величина движения. А так как всякая величина есть число частей, то нет ничего удивительного, что Аристотель определил время как число движения.

(Лейбниц Г. Письмо к Якобу Томазию о возможности примирить Аристотеля с новой философией // Лейбниц Г.В. Соч. в 4-х тт. Т. 1. С. 97).


Нельзя себе представить, чтобы время, даже бесконечное, могло быть причиной движения.

(Лейбниц Г. Свидетельство природы против атеистов // Лейбниц Г.В. Соч. в 4-х тт. Т. 1. С. 82).


Локк Дж.

[Для измерения времени] может быть пригодно только то, что разделило всю величину его продолжительности на очевидно равные части постоянно повторяющимися периодами…

[Люди стали думать], будто движение и продолжительность измеряются одно другим, ибо при измерении величины времени люди привыкли к идеям минут, часов, дней, месяцев, лет и т.д. и о них начали думать всякий раз при упоминании о времени или продолжительности (а все эти отрезки времени измерялись движением небесных тел). Поэтому они стали склонны смешивать время и движение или по крайней мере думать, что они необходимо связаны друг с другом… И если бы замерзание воды или цветение растения повторялись во всех частях света через равноотстоящие периоды, то они служили бы людям для счета лет так же хорошо, как и движение Солнца.

Мы... должны тщательно различать саму продолжительность от мер, которыми мы пользуемся для суждения о ее величине. Продолжительность сама по себе должна рассматриваться как движущаяся вперед одним постоянным, ровным и однообразным потоком. Но насколько нам дано знать, такою не способна быть ни одна из тех ее мер, которыми мы пользуемся; не можем мы быть уверены и в том, что их определенные части, или периоды, равны между собой по продолжительности, ибо, как бы мы ни измеряли две последовательные величины продолжительности, никогда нельзя доказать их равенства.

(Локк Дж. Сочинения в трех томах. - Т. 1 - М.: Мысль. 1985. С. 238-240).


Лосев А.

Становление есть такая смена одного момента другим, когда каждый отдельный момент при своем возникновении тут же и уничтожается, снимается. Подлинное становление – это та область, для которой существенна именно эта непрерывная текучесть и изменчивость вещей и явлений. Здесь невозможно один момент отделить от другого, потому что при малейшей его фиксации он снимается и предоставляет место другому моменту.

При всем этом, однако, необходимо помнить, что сведение становления только к одной непрерывности является лишь самым первым и самым необходимым моментом в определении этой категории. Более подробное представление о ней предполагает, что ее количественное нарастание всегда ведет к переходу из одного качественного типа становления в другой качественный тип становления. В результате определённого развития количества происходит переход от одного качества к другому, так что вся непрерывная линия становления содержит разного рода неподвижные узлы, которые отнюдь не задерживают самого становления, а означают превращение одного его типа в другой... Такова необходимая диалектика категории становления.

(Лосев А. Античная философия истории. М., 1977, С. 3-4).


Мостепаненко А.

Грубо, в первой степени приближения, можно было бы сказать, что сущность пространства соотносима с сущностью материи, а сущность времени — с сущностью движения. Несколько точнее было бы сказать, что время соотносимо более с моментом изменчивости, присущим движущейся материи, чем с моментом устойчивости. Конечно, и пространство соотносимо с движением, например, с механическим перемещением.

(Мостепаненко А.М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. Л., 1969. С. 7).


В общем плане, отличие пространства и времени характеризуется тем, что пространство связано с аспектом сосуществования явлений, а время — с аспектом смены состояний. Пространство в некотором смысле связано с аспектом устойчивости материальных явлений, а время — с аспектом изменчивости, процесса.

(Мостепаненко А.М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. Л., 1969. С. 83-89).


Ньютон И.

Абсолютное время различается в астрономии от обыденного солнечного времени уравнением времени. Ибо естественные солнечные сутки, принимаемые обычно за равные для измерения времени, на самом деле между собой не равны. Это неравенство и исправляется астрономами, чтобы при измерениях движений небесных светил применять более правильное время. Возможно, что не существует [в природе] такого равномерного движения, которым время могло бы измеряться с совершенной точностью. Все движения могут ускоряться или замедляться, течение же абсолютного времени измениться не может. Длительность или продолжительность существования вещей одна и та же, быстры ли движения (по которым измеряется время), медленны ли или их совсем нет, поэтому она надлежащим образом и отличается от своей доступной чувствам меры, будучи из нее выводимой при помощи астрономического уравнения. Необходимость этого уравнения обнаруживается как опытами с часами, снабженными маятниками, так и по затмениям спутников Юпитера.

(Ньютон И. Математические начала натуральной философии / Пер. с лат. А.И. Крылова. М., 1989. С. 31).


Так как мы здесь привлекаем к рассмотрению время лишь в той мере, в которой оно выражается и измеряется равномерным движением, и так как, кроме того, сравнивать друг с другом можно только величины одного рода, а также скорости, с которыми они возрастают или убывают, то я в нижеследующем рассматриваю не время, как таковое, но предполагаю, что одна из предложенных величин, однородная с другими, возрастает благодаря равномерному течению, а все остальные отнесены к ней как ко времени. Поэтому за этой величиной не без основания можно сохранить название времени. Таким образом повсюду, где в дальнейшем встречается слово “время” (а я его очень часто употребляю ради ясности и отчетливости), под ним нужно понимать не время в его формальном значении, а только ту отличную от времени величину, посредством равномерного роста или течения которой и измеряется время.

(Ньютон И. Метод флюксий и бесконечных рядов с приложением его к геометрии кривых линий // Хрестоматия по истории математики под ред. А.П. Юшкевича. М.: Просвещение. 1977. С. 95).


Патрици Ф.

Время же поистине есть длительность, общая и движению, и покою; оно есть пребывание и длительность тел и телесных вещей.

(Цит. по: Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. М.: Высшая школа, 1980, с. 255-256).


Плотин

Невозможно, чтобы (время) было движением, ни в том случае, если брать все (возможные) движения и превращать их из всех как бы в одно, ни в том случае, если брать (только) правильное ... движение… Если движение может прекратиться или быть прерванным, то ничто подобное немыслимо относительно времени.

(Плотин. Эннеады III, 7, 8. Цит. по: Лосев А.Ф. Античный космос и современная наука. М., 1927, с. 353).


Первый взгляд понимает под временем то, что называют движением; второй - то, что находится в движении, третий, наконец, - то, что стоит в некотором отношении к движению.

(Плотин. О времени и вечности (перевод Б. Ерогина) // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. - СПб., 1995. с. 327).


Если же протяженности движения дается название времени, то под ним понимается не протяженность самого движения, а то начало, благодаря которому движение само получает свою протяженность, протекая как бы параллельно с этим началом. Какова природа этого начала, этого мы не знаем. Но ясно, что таким началом может быть только время, в котором, произошло движение.

(Плотин. О времени и вечности (перевод Б. Ерогина) // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. - СПб., 1995. с. 329).


Итак, время не тождественно с числом, измеряющим движение, устанавливая его начало и конец, будь то не только движение любой скорости, но и движение равномерное.

(Плотин. О времени и вечности (перевод Б. Ерогина) // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. - СПб., 1995. с. 332).


…время есть не что иное, как следствие движения во времени.

(Плотин. О времени и вечности (перевод Б. Ерогина) // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. - СПб., 1995. с. 333).


Мы приписали бы в этом случае характер времени и определения «раньше» и «позже» движению, лишенному души, и отрицали бы все это за тем движением, которое является прообразом нашего движения, которое в первоначальном самодеятельном процессе порождает смену предшествующего и последующего и которое создает одновременно с каждым членом ряда также и переход этого звена к ближайшему.

(Плотин. О времени и вечности (перевод Б. Ерогина) // Плотин. Сочинения. Плотин в русских переводах. - СПб., 1995. с. 337-338).


Пригожин И.

С точки зрения идеала детерминизма само понятие истории лишено смысла. Движения небесных тел не имеют истории, поэтому мы можем вычислить затмение независимо от того, было ли оно в прошлом или предстоит в будущем… Современная физика в той мере, в какой она осознает себя наукой о физико-химическом становлении, а не наукой о вневременных законах, превращающих это становление в видимость, обнаруживает в своей собственной области ряд проблем, которые в прошлом побуждали некоторых сомневаться в “научности” гуманитарных наук.

(И. Пригожин. Переоткрытие времени // Вопросы философии, № 8, 1989. С. 4-5).


Рушд Ибн

Протяженность есть необходимый атрибут тела, так же как время есть атрибут движения.

(Избранные произведения мыслителей стран Ближнего и Среднего Востока IX-XIV вв. М. 1961. С. 449).


Саксонский Альберт

Никакое другое движение не является временем в столь же основном значении (ita principaliter), в каком является временем движение неба, ибо никакое другое движение не отвечает в такой же степени основным условиям меры (principales conditiones mensure).

(Цит. по: Зубов В.П. Пространство и время у парижских номиналистов ХIV в. (к истории понятия относительного движения) // Из истории французской науки. - М.: АН СССР. 1960. 2-е изд. С. 40).


Свидерский В.

На основе общей диалектики формы и содержания следует заключить, что различным качественным состояниям движущейся материи должны соответствовать и качественно различные пространственно-временные формы.

(Свидерский В.И. Философское значение пространственно-временных представлений в физике. Л.: ЛГУ, 1956, с. 184).


Секст Эмпирик

…всякое движение происходит во времени, поэтому и движение мира произойдет во времени. Но время не происходит во времени. Ведь тогда оно будет или в себе самом, или в другом времени, или в других временах.

(Секст Эмпирик. Против ученых // Соч. в 2-х т. Т1. - М., 1975. с. 347).


Телезио Б.

[Время как длительность] совершенно не зависит от движения, но существует само по себе и находит условие своего бытия в себе самом, а не в движении…

Время же поистине есть длительность, общая и движению, и покою… оно есть пребывание и длительность тел и телесных вещей.

(Цит. по: Горфункель А.Х. Философия эпохи Возрождения. - М.: Высшая школа. 1980. С. 239, 255-256).


Фридман А.

Сопоставим... каждой физической точке М пространства определенное основное движение и назовем часами данной физической точки М инструмент, показывающий длины дуг t, проходимых материальной точкой по траектории в основном движении... Величину t... назовем физическим местным временем точки М...

Рассмотрим прежде всего звездное время... За основное движение примем движение конца стрелки определенной длины, направленной из центра Земли на какую-либо звезду. Звездное время tз будет длиной пути, описываемого концом указанной стрелки. Звездное время tз будет одно и то же во всех точках пространства, это будет универсальное время... Рассмотрим теперь другое время, которое мы для краткости назовем гравитационным временем... Положим, что материальная точка падает в постоянном поле тяготения, и выберем это движение за основное; часы покажут длину пути tг, пройденную этой точкой. Эта величина и будет гравитационным временем... по отношению к гравитационному времени звезды движутся неравномерно... Введем... время маятниковое. Построим значительное количество одинаковых часов с маятником и примем за основное движение конец секундной стрелки часов с маятником, помещенным в этой точке. Путь, пройденный концом секундной стрелки наших часов с маятником от некоторой начальной точки, обозначим tм и назовем маятниковым временем... в отличии от универсальных звездного или гравитационного времен маятниковое время будет местным и на разных широтах будет различным.

(Фридман А.А. Мир как пространство и время // Избранные труды. М., 1996, с. 50-53).


Эйлер Л.

Если бы у нас, как некоторые склонны думать, не было других средств для определения времени, кроме как из рассмотрения движения, то мы не могли бы признать ни времени без движения, ни движения без времени.

(Эйлер Л. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 278).


Независимо от споров, какие могут вести философы по поводу течения времени, нам следует для изучения движения применить некоторую меру времени; при этом следует допустить, что время протекает независимо от движения, так что можно себе представить отдельные части его, между которыми существует равенство или же неравенство в любой пропорции. Кто отказал бы нам в этой возможности, тот вообще уничтожил бы возможность какого-либо познания движения.

Поэтому да будет нам позволено ввести в расчет время наравне с линиями и другими геометрическими величинами.

(Эйлер Л. Механика. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 279).


Деление времени на части не является чисто умственной операцией, как обыкновенно утверждают те, которые помещают время только в нашем сознании, не отделяя понятия времени от самого времени... сама природа вещей достаточно убедительно свидетельствует, что равномерное движение существенно отличается от неравномерного; следовательно, равенство промежутков времени, на котором это основывается, представляет собой нечто большее, чем содержание наших понятий. В силу этого, следует прийти к выводу, что равенство времени имеет под собой определенное основание, находящееся вне нашего сознания; и, по-видимому, мы скорее познаем его извне – из наблюдения над равномерным движением.

(Эйлер Л. Механика. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 284-285).


Эйнштейн А.

Положение становится еще более поразительным, если представить себе следующее: если часы, синхронизированные с другими подобными, заставить двигаться в одном направлении с большой скоростью, приближающейся к скорости света, а затем вернуть к первым, то окажется, что на двигавшихся прошло меньше времени, чем на покоившихся. Следует добавить, что выводы, которые справедливы для этих часов, взятых нами в качестве простой системы, представляющей все физические процессы, остается в силе и для замкнутой физической системы с каким-либо другим устройством. Например, если бы мы поместили живой организм в некий футляр и заставили бы всю эту систему совершить такое же движение вперед и обратно, как описанные выше часы, то можно было бы достичь того, что этот организм после возвращения в исходный пункт из своего сколь угодно далекого путешествия изменился бы сколь угодно мало, в то время как подобные ему организмы, оставленные в пункте отправления в состоянии покоя, давно бы уже уступили место новым поколениям. Для движущегося организма длительное время путешествия будет лишь мгновением, если движение будет происходить со скоростью, близкой к скорости света! Это – неизбежное следствие наших исходных принципов, к которым нас приводит опыт.

(Эйнштейн А. Зависит ли инерция тела от содержащейся в нем энергии. В кн. Собрание научных трудов. Т. 1. М. 1967. С. 185).


Наверх