Цитаты и афоризмы о времени
Copyright © 2001
All rights reserved.


Физика

Аксенов М.

Все объекты нашего восприятия простираются и в четвертое измерение, так что трехмерные для нас объекты на самом деле четырехмерны... Все объекты четырехмерного пространства пребывают в абсолютном покое, воспринимающее же в нас начало непрестанно совершает несознаваемое нами движение в направлении четвертого измерения, по нормали к нашему трехмерному пространству.

(Аксенов М. О времени. Трансцендентально-кинетическая теория времени. Харьков, 1896, с. 4).


Акчурин И.

Во всех построениях теоретической физики время всегда является исходным базовым понятием, лежащим в основе всех динамических построений – последние вообще приобретают физический смысл благодаря понятию времени, так что структура самого времени как физического объекта с самого начала постулируется максимально простой с точки зрения его элементарных физических свойств.

(Акчурин И.А. Единство естественно-научного знания. М., 1974).


Александров А.

Мир можно представить как множество событий, связанных воздействиями и образующих потому соответствующую структуру. Это не значит, что каждые два события связаны воздействием одного на другое, но имеются другие события, которые на них воздействуют. Эта структура, лишь взятая в соответствующей степени абстракции, и есть не что иное, как пространство-время. Иначе говоря, пространство-время есть множество всех возможных событий, отвлеченное от всех его свойств, кроме тех, которые определяются отношениями воздействия, причем сами воздействия берутся также в отвлечении от всяких свойств, кроме формального свойства транзитивности. Как событие есть "элементарное явление", так воздействие можно понимать как элементарную причинно-следственную связь. В этом смысле можно сказать, что пространство-временная структура мира есть не что иное, как его причинно-следственная структура, взятая лишь в соответствующей абстракции.

(Александров А.Д. Проблемы науки и позиция ученого. М.: Наука, 1988. С. 245).


Анисов А.

Допустим, что физика как-то определила направление времени в предположении, что множество моментов времени упорядочено бинарным отношением R "раньше, чем". Но как только появится R, принимаемая нами математика тут же позволит образовать конверсию этого отношения R*, соответствующего другому направлению времени…
И никакими формальными методами отделить "правильное" направление от "неправильного" не представляется возможным в рамках классической теоретико-множественной математики. Это можно сделать только сославшись на опыт. Поэтому, сколько бы физики не исследовали проблему направленности времени, коль скоро они пользуются классической математикой, то либо они заранее примут тезис о наличии выделенного направления времени исходя из опыта, либо будут вынуждены столкнуться с двумя равноправными направлениями в своих теоретических конструкциях.

(Анисов А.М. О понятиях направленности и необратимости времени. С. 14-15.)


Барроу И.

Каждому мгновению времени, или неограниченно малой частице времени (я говорю "мгновение", или "неограниченно малая частица", ибо безразлично, предполагаем ли мы, что линия состоит из точек или же из неограниченно малых отрезков; и точно так же не важно, предполагаем ли мы, что время состоит из мгновений, или из неограниченно малых временных интервалов), я повторяю: каждому мгновению времени соответствует известная степень скорости, которой обладает в это мгновение движущееся тело.

(Barrow I. Lectiones Geometricae (trans. E. Stone), London, 1735, Lect. 1, p. 38).


Бергсон А.

Философу трудно утверждать с достоверностью, что два лица переживают один и тот же ритм длительности – нет строгого смысла, нельзя [этого] утверждать … С теорией относительности это можно сделать: когда мы сравниваем две системы, мы можем дать теории смысл. Она сообщает высшую понятность идее единого времени, какую только можно ей сообщить.

(Бергсон А. Длительность и одновременность. По поводу теории А.Эйнштейна. П. 1923, с. 104).


Вейль Г.

Сценой действия реальности является не трехмерное евклидово пространство, а четырехмерный мир, в котором неразрывно связаны вместе пространство и время. Однако глубока пропасть, отделяющая интуитивную сущность пространства от интуитивной сущности времени в нашем опыте, и ничто из этого качественного различия не входит в объективный мир, который удалось выкристаллизовывать физике из непосредственного опыта. Это четырехмерный континуум, который не является ни "временем", ни "пространством". Только сознание, которое схватывает часть этого мира, испытывает обособленный кусок, который ему приходится встретить и оставить позади себя как историю, т.е. как процесс, который протекает во времени имеет место в пространстве.

(Weyl H. Raum, Zeit, Materie. Berlin, 1923. С. 218).


Гейзенберг В.

Время возникло вместе с миром. Оно, стало быть, принадлежит этому миру, и поэтому в то время, когда не существовало Вселенной, не было никакого времени.

(Гейзенберг В. Физика и философия. М. 1963. С. 28).


Грюнбаум А.

Основа для измерения протяженности физического пространства или времени должна быть обеспечена с помощью сравнения интервала с телом или процессом, который сопоставляется с ними извне и является тем самым “внешним” по отношению к интервалу…

Любой стандарт конгруэнтности является внешним, а самоконгруэнтность любого из них, как и всех их вместе, при перемещении является конвенциональной.

(Грюнбаум А. Философские проблемы пространства и времени. - М.: Прогресс. 1969. С. 20-22).


Гуц А.

Физическая реальность рассматривается нами, как правило, как четырехмерный Мир событий. Однако многое говорит о том, что физическая реальность лишь часть (слой, брана) 5-мерного Мира событий. Могут ли спонтанные крупномасштабные квантовые флуктуации 5-мерной геометрии и топологии сказаться на наблюдаемых нами свойствах времени?

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 184).


Теория множественной Вселенной, или теория мультиверса, – это квантовая теория времени. Данная теория должна давать ответ на вопрос: какая часть вселенных, входящих в мультиверс, обладает нужным свойством. Доля вселенных, обладающая интересующим нас свойством, есть не что иное, как вероятность этого свойства. Иначе говоря, изначально закладывается вероятностная трактовка событий, столь характерная для классической квантовой теории.

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 229).


Абсолютный Мир событий статичен, в нем нет времени. Иначе говоря, современная теория пространства-времени, созданная в начале XX века, не содержит времени и ни в коем случае не является теорией времени. Время появляется в ней извне как собственное время, с помощью которого осуществляется прохождение сквозь события. Данное прохождение есть не что иное, как наблюдение, осознание вечно существующего Мира событий. Собственное время теории относительности не есть элемент этой теории. Поэтому приходится констатировать, что сознание не есть физическое явление.

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 231).


Мозг в таком случае – это механизм, находящийся в нашей Вселенной, но способный "видеть", отражать, осознавать всю последовательность хрононов-событий, лежащую в рассматриваемом гиперпространстве R4lA и одновременную в гиперпространстве. События, составляющие кажущуюся мировую линию в нашей Вселенной – это набор хрононов-событий в гиперпространстве, отраженных в мозгу. Если мозг одновременно "видит", осознает все эти хрононы-события, то нет последовательного их просмотра, нет времени. Способен ли на это наш мозг?

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 248).


При осознании физической реальности с помощью мозга с последующей формализацией в рамках теории мультиверса возникает стрела времени.

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 252).


Какое отношение теория мультиверса имеет к теории времени? Почему ее следует называть квантовой теорией времени? Доводы Дойча, заложившего идеологию мультиверса, можно найти в его книге (Дойч Д. Структура реальности. Ижевск: НИЦ "Регулярная и хаотическая динамика", 2001). Мы же обратим внимание на содержание § 9.5, в котором отмечалось, что переход к "параллельным мирам" так, как это понимается с СДГ Ловера-Кока, вводит время в статичную, т.е. вневременную, лишенную времени, теорию Мира событий Минковского-Витгенштейна.

(Гуц А.К. Элементы теории времени. – Омск: Издательство Наследие. Диалог-Сибирь, 2004. С. 277).


Д'Аламбер Ж.

Мы должны... искать... такой частный вид движения, при котором связь между отношением промежутков времени и отношением пройденного пути известна независимо от каких бы то ни было допущений, а просто в силу природы самого движения... В самом деле, движение тела само по себе будет равномерным… ускоренным или замедленным оно становится лишь при действии той или иной внешней причины, и тогда это движение может подчиняться бесчисленному множеству законов изменения. Закон равномерности, т. е. равенство отношения между промежутками времени и отношения между пройденными путями, является свойством этого движения, взятого само по себе. Поэтому равномерное движение имеет наибольшее соответствие с длительностью, и вследствие этого оно наиболее пригодно служить мерой этой длительности, поскольку части последней следуют одна за другой также неизменно и равномерно. Напротив, всякий закон ускорения или замедления движения, так сказать, произволен и зависит от внешних обстоятельств. Неравномерное движение не может быть, поэтому, естественной мерой времени… При помощи неравномерного движения невозможно было бы измерять время, не зная откуда-нибудь заранее, какая связь между отношением времен и отношением пройденных путей соответствует данному движению...

Если у нас нет возможности найти точную и строгую меру времени, то мы должны искать, по крайней мере, приближенную меру, - среди движений примерно равномерных... Движение можно считать приближенно равномерным, когда мы, сравнивая его с другими движениями, замечаем, что все они управляются одним и тем же законом. Так, если несколько тел движутся таким образом, что пути, проходимые ими за одно и то же время, всегда находятся (точно или приближенно) в одном и том же отношении друг к другу, то считают движение этих тел равномерным или, по меньшей мере, весьма близким к равномерному.

(Д'Аламбер Ж. Динамика. М.-Л., 1950. С. 45-47).


ДеВитт Б.

Время – это только феноменологическое понятие, удобное при определенных обстоятельствах.

(DeWitt B.S. Quantum Theory of Gravity. I. The Canonical Theory // Phys. Rev. 1967. V. 160, №.5. P. 1137).


Дзюба С.

О действительной качественной специфике времени биологических процессов свидетельствовало бы качественное отличие длительности и последовательности биологических процессов от длительности и последовательности физических, однако такие отличия в настоящее время не установлены.

(Дзюба С.В. О содержании понятия пространства и времени в нефизических теориях // Диалектический материализм и философские вопросы естествознания (методы и формы научного познания): Межвуз. сб. научн. тр. М.: Изд. "Прометей", 1991, с. 23).


Жог В., Канке В.

Подлинно фундаментальными физическими формами пространства и времени являются не микро-, макро-, мегапространство и время, как обычно считается, а пространственные и временные свойства соответственно слабых, сильных, электромагнитных и гравитационных взаимодействий.

(Жог В.И., Канке В.А. Проблема реальности и статуса форм времени и пространства // Философские науки, М., 1981, № 2, с. 37).


Заславский А.

Покидая реальность, мы, возможно, избавляемся от пространства и геометрических структур, но не можем избавиться от времени. А в таком случае все свойства реальности, в том числе и геометрические, изначально содержатся в закономерностях чередования моментов времени.

(Заславский А. Беседы о реальности.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavskiyi_besedi.pdf [размещено на сайте 1.5.2007] )


Мы предлагаем следующую гипотезу: Функция сознания состоит в том, чтобы выбрать один из альтернативных результатов квантового измерения. Если сформулировать нашу гипотезу в рамках многомировой интерпретации Эверетта, она звучит нескольно иначе: функция сознания состоит в том, чтобы выбрать один из альтернативных эвереттовских миров.

(Заславский А. Беседы о реальности.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavskiyi_besedi.pdf [размещено на сайте 1.5.2007] )


В качестве фундаментального элемента реальности предлагается рассматривать не точку в пространстве относительно других, одновременных с ней точек, а событие относительно других событий в их последовательности во времени. При этом пространство предлагается рассматривать не в виде некоей объективной реальности, существующей независимо от какого-либо наблюдателя, а, напротив, в виде конструкции, создаваемой его сознанием. Эта конструкция предназначена для отображения в сознании объективной картины распределения состояний реальности, последовательно проявляющихся в цепи событий.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Представляя себе реальность (настоящее), как множество одновременных сущностей, мы сразу попадаем в капкан противоречий. Подобная реальность либо уже не существует, либо ещё не существует. Анализируя её образ в нашей памяти, мы приходим к выводу, что не можем утверждать одновременность всех его частей. Любой образ реальности является результатом синтеза, который осуществляется сознанием в течение конечного времени. В отношении любого множества событий нам известно лишь то, что они произошли (или, может быть, произойдут) на каком-то отрезке времени, но мы не можем утверждать на основании какого-либо опыта, что они произошли (или произойдут) строго одновременно. Непонимание сущности настоящего, пожалуй, является самым мучительным в нашем непонимании времени. И причина этого непонимания, с моей точки зрения, в том, что мы пытаемся втиснуть в один момент времени настоящего весь мыслимый мир.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Как вообще сознание сможет анализировать реальность, если даже элементарное действие по занесению единицы информации в память и последующее (!) считывание невозможно представить без подчинения его временному определению? А ведь без этих действий сознание не сможет сравнивать величины, характеризующие состояния реальности и определять для себя порядок следования событий. Если состояниям реальности, не зависящей от сознания, можно поставить в соответствие множество, которое отображено в пространстве и при этом упорядочено одинаковым образом для всех субъектов, наделённых сознанием, то относительность движения – иллюзия.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Обратимый динамический процесс не может претендовать на роль референта времени из-за отсутствия в нём требуемой асимметрии. Однако неустойчивый необратимый процесс, хотя и обладает требуемой асимметрией, не может быть использован для измерения времени. Его состояния не могут быть использованы в качестве численных значений моментов времени вследствие экспоненциального расхождения любых, сколь угодно близких вначале, траекторий и бесконечного перепутывания событий, как это имеет место в странных аттракторах.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Парадоксальность представлений о сущности времени является наиболее характерной чертой геометрической парадигмы. Для того чтобы выйти из логического тупика следует попробовать, руководствуясь идеей Уайтхеда, начать исследования не с «предположения геометрии», а с анализа общесистемных свойств наблюдаемой реальности. Следует понять, как и почему в системе, замкнутой на внутреннего наблюдателя, возникает время. Является ли обратимость динамики наблюдаемых систем эквивалентом обратимости времени?.. Количество событий (осуществлённых состояний) в наблюдаемом нами мире, а также в любой замкнутой на внутреннего наблюдателя системе неотвратимо возрастает. Этот глобальный процесс правильно будет назвать экспансией событий в наблюдаемой реальности. Как бы ни осуществлялась её эволюция, каким бы законам ни удовлетворяла, как бы ни интерпретировались события реальности разными наблюдателями, их количество может только возрастать. Не стоит говорить, что экспансия событий в наблюдаемой реальности является референтом времени. Она и есть само время, измеряемое количеством событий.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Точку можно рассматривать как геометрический образ подсистемы в цепи событий. Она имеет внутреннюю структуру, определяемую отношением состояний. Структура точки «видна» внешнему наблюдателю, для которого наблюдаемая система является цепью событий вне пространства, и «не видна» внутреннему, для которого точка это геометрическое место события в пространстве, лишённое какой бы то ни было структуры. Теперь можно попытаться ответить на вопрос, какую роль в создании геометрии играет время. Отношение состояний в цепи событий наблюдаемой системы определяет структуры точек и иных более сложных геометрических объектов, отображаемых в пространстве внутреннего наблюдателя. Цепь абстрактных событий не привязана к пространству (по крайней мере, к какому-то определённому пространству) внешнего наблюдателя, она определяется только временем. Но, будучи определена во времени, она становится источником геометрических образов для внутреннего наблюдателя. Такая модель реальности в соответствии с основными идеями философии Процесса не «предполагает геометрию», а «создаёт» её.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Подход, опирающийся на философию Процесса, позволяет рассматривать элементарный объект – частицу в виде последовательности событий. Эта последовательность по количеству информации эквивалентна ансамблю одинаково приготовленных частиц. При этом параметры, характеризующие движение частицы не зависят от того, в какой последовательности чередуются её состояния в цепи событий. Это означает, что в рамках динамического описания данная последовательность может рассматриваться как случайная. Постольку поскольку стохастичность при таком подходе является неотъемлемым свойством элементарного объекта, необходимость использовать идею ансамблей отпадает.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


С точки зрения философии Процесса понятие «событие» относится к категории первичных неопределимых понятий. В отличие от философии Бытия, где событие характеризует некий материальный объект в пространстве, отдельно взятое событие в философии Процесса не определяет само по себе никакого наблюдаемого объекта. Лишь последовательность событий может интерпретироваться внутренним наблюдателем системы как объект, в том числе как точка в пространстве. С другой стороны, для внешнего наблюдателя событие характеризует наблюдаемый объект в конкретном месте его пространства. Однако, те пространственные образы, в которых предстаёт система перед внешним наблюдателем, не имеют ничего общего с пространственными представлениями о наблюдаемой реальности внутреннего.

(Заславский А. Время, сознание, пространство.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_vremya.pdf [размещено на сайте 21.10.2006] )


Любой процесс в физической и виртуальной реальности может развиваться лишь в направлении увеличения количества событий. Противное невозможно.

(Заславский А. ЗАГАДОЧНОЕ И БЕССМЫСЛЕННОЕ. О МОДЕЛЯХ ВРЕМЕНИ В ЕСТЕСТВОЗНАНИИ.— http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/zaslavsky_zagadoch.html [размещено на сайте 20.12.2007] )


Казарян В.

Смысл проблемы направления времени заключается в выяснении причины того, чем обусловлена физическая необратимость процессов в природе. Различные авторы по-разному пытаются решить эту проблему:

а) выводят необратимость времени из необратимости причинно-следственных отношений;
б) связывают с процессом возрастания энтропии;
в) связывают с неповторимостью граничных и начальных условий.

(Казарян В.П. Понятие времени в структуре научного знания. С. 108).


В терминологическом плане философское понятие времени и физический термин "время" ничем не отличаются друг от друга. Это обстоятельство связано с тем, что в истории философии и науки было принято считать, что время есть нечто единое, универсальное, однозначное, и поэтому нет никакого смысла вводить новые термины...

Терминологическая неясность явилась источником многих недоразумений. В некоторых работах термин "время" в физике (физическое время) стал отождествляться с понятием времени в философии. Отсутствие различных терминов в физике и философии – одна из причин временного отождествления переменной физики с философским понятием времени.

(Казарян В.П. Относительно представления об обратном течении времени // Вопросы философии, 1970, № 3, с. 101).


Канке В.

Методология введения понятия некалендарного биологического времени полностью согласуется с пониманием времени как количественного бытия движения. Равноценные в биологическом отношении действия по логике вещей имеют одни и те же материальные причины, а потому они равнодлительны в единицах некалендарного времени. Там, где физик фиксирует различие в биологически тождественном, биолога, наоборот, интересует тождественное в физически различном. Оба способа рассмотрения материальных процессов правомерны и соответствуют определенным чертам реальности.

(Канке В.А. Единство и многообразие форм времени. Автореферат дис. на соиск. уч. степ. д. ф. н., М., 1984, с. 19).


Именно потому, что биологические процессы равнозначны, они равнодлительны; единицы биологического времени так же изохронны друг другу, как и секунды физического времени… физическое время является базисом биологического.

(Канке В.А. Концепция биологического времени // Диалектический материализм и философские вопросы естествознания (методология научного познания) - Межвуз. сб. н. тр. - М.: МГПИ, 1988, с. 27, с. 29).


Клемец А.

Движение светового сигнала и физическое время “вообще” – это понятия тождественные... Физическое же время является основой, фундаментом для биологического, социального и прочих времен. Под физическим временем мы подразумеваем не время существования, а время сосуществования материальных объектов.

(Клемец А.П. Физика и философия. Поиск истины. – Брест: “Форт”, 1997, с. 14-19, с. 25-28).


Князева Е., Курдюмов С.

На основе представления о структурах-аттракторах как собственных формах открытых нелинейных сред необходимо расставить иные акценты в нашем видении отбора как механизма эволюции. Когда рассматривают процессы эволюции сложных формообразований и структур, то обычно предполагается, что именно отбор приводит к их совершенствованию. С точки же зрения синергетики существуют внутренние законы развития, иначе говоря, отбор работает лишь на поле предзаданных возможностей, отбору доступны только те формы, которые заложены в самой нелинейной среде. Эти формы (цели) не создаются отбором, но определяются собственными свойствами этой среды.

(Князева Е.Н., Курдюмов С.П., Синергетика, М., 2007. С. 26-27).


Козырев Н.

Отдельные небесные тела и их системы так изолированы друг от друга, что для них тепловая смерть должна заметно приблизиться прежде, чем произойдет вмешательство сторонней системы. Поэтому деградированные состояния систем должны бы преобладать, а вместе с тем они почти не встречаются. И задача состоит не только в том, чтобы объяснить неравновесность Вселенной в целом, она имеет значительно более конкретный смысл – понять, почему же отдельные системы и сами небесные тела продолжают жить, несмотря на короткие сроки релаксации… Очевидно, в самых основных свойствах материи, пространства, времени должны заключаться возможности борьбы с тепловой смертью противоположными процессами, которые могут быть названы процессами жизни. Благодаря этим процессам поддерживается вечная жизнь Вселенной.

(Козырев Н.А. Причинная механика и возможность экспериментального исследования свойств времени // История и методология естественных наук. Вып. 2. М., 1963, с. 96).


Постулаты:

1. Время обладает особым свойством, создающим различие причин и следствий, которое может быть названо направленностью или ходом. Этим свойством определяется отличие прошедшего от будущего.

2. Причины и следствия всегда разделяются пространством. Поэтому между ними существует сколь угодно малое, но неравное нулю, пространственное различие.

3. Причины и следствия различаются временем. Поэтому между их проявлением существует сколь угодно малое, но неравное нулю, временное различие... определенного знака.

(Козырев Н.А. Избранные труды. – Л.: ЛГУ, 1991. С. 8-47).


Наши многочисленные лабораторные опыты показали, что у времени, помимо пассивного свойства длительности, существуют еще и активные свойства: направленность хода и плотность... Время, не только открывает возможности для развития процессов, но как некоторая физическая реальность может воздействовать на них и на состояние вещества.

(Козырев Н.А. Избранные труды. – Л.: ЛГУ, 1991. С. 221-227).


Воздействие времени принципиально отличается от воздействия силовых полей... Время во Вселенной не распространяется, а всюду появляется сразу. На ось времени вся Вселенная проектируется одной точкой. Поэтому изменение свойства некоторой секунды всюду появляются сразу, убывая по закону обратной пропорциональности первой степени расстояния.

(Козырев Н.А. Избранные труды. – Л.: ЛГУ, 1991. С. 385-400).


Активный контакт времени со всем, что происходит в Мире, должен приводить к взаимодействию, к возможности воздействий на свойства времени со стороны происходящих процессов.

(Козырев Н.А. Время как физическое явление).


Кулаков Ю.

В научной физической литературе избегают давать определения пространства и времени, предполагая при этом, что каждый человек имеет на этот счет какие-то первоначальные представления. Общепринята и широко распространена интуитивная концепция времени, согласно которой время выступает как нечто движущееся. Выражение "время проходит" ... всегда ассоциируется с некоторым равномерным потоком неясной природы, текущим в одном направлении.

(Кулаков Ю.И. Время как физическая структура // Развитие учения о времени в геологии. Киев: Наукова думка, 1982, с. 126).


Ланжевен П.

Можно определить время как совокупность событий, следующих друг за другом в одной и той же точке, напр., в одной и той же части материи, связанной с данной системой отсчета, а пространство определить как совокупность одновременных событий.

(Ланжевен П. Эволюция пространства и времени. В кн.: Новые идеи в математике, вып. 2, СПб., 1913, с. 100).


Марков В.

Теоремой Нетер поставлены во взаимно однозначное соответствие свойства симметрии пространства и времени, с одной стороны, и законы сохранения, с другой. Такое соответствие означает, что каждая из сторон может рассматриваться как "следствие" другой.

(Марков В.А. Проблема сохранения в философии и естествознании // Проблема сохранения и принцип инерции: Философский аспект. Рига, 1970, с. 118).


Милн Е.

A priori мы можем взять любое динамическое явление и использовать его развивающийся процесс, чтобы определить масштаб времени. Однако не существует равномерного естественного масштаба, так как мы не можем сказать, что имеем в виду под словом "равномерный" в отношении времени; мы не можем схватить текущую минуту и поставить рядом с ней последующую. Иногда говорят, что равномерный масштаб времени определяется периодическими явлениями. Однако разрешите задать вопрос: может ли кто-либо нам сказать, что два следующие друг за другом периода равны?

(Milne E.A. Kinematic Relativity. Oxford, 1948, p. 5).


Однородное время динамики допускает изменение начала и изменение шкалы без влияния на форму уравнений динамики.

(Milne E.A. Kinematic Relativity. Oxford, 1948, р. 36).


Минковский Г.

Отныне время по себе и пространство по себе должны сделаться всецело тенями, и только особого рода их сочетание сохранит самостоятельность.

(Минковский Г. Пространство-время. Спб., 1911, с. 26).


Мостепаненко А.

Конкретные свойства нашего физического времени, по-видимому, обусловлены вполне определенными, хотя и особо фундаментальными, физическими явлениями и процессами.

(Мостепаненко А.М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. Л., 1969. С. 60).


Связывая свойство времени с реальными процессами, мы должны выделить процесс с максимальной скоростью и в определении времени исходить из него. Если же это требование не будет выполнено и время будет связано с процессом, распространяющимся не с максимальной скоростью, то во всех случаях передачи воздействий с максимальной скоростью будет нарушаться принцип причинности.

(Мостепаненко А.М. Материалистическая сущность теории относительности Эйнштейна. М., 1962. С. 61-62).


Ньютон И.

I. Абсолютное, истинное, математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно и иначе называется длительностью.

Относительное, кажущееся или обыденное время есть или точная или изменчивая, постигаемая чувствами, внешняя, совершаемая при посредстве какого-либо движения мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного математического времени, как-то: час, день, месяц, год.

II. Абсолютное пространство по самой своей сущности безотносительно к чему бы то ни было внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным.

Относительное есть его мера или какая-либо ограниченная подвижная часть, которая определяется нашими чувствами по положению его относительно некоторых тел, и которое в обыденной жизни принимается за пространство неподвижное: так, например, протяжение пространства подземного, воздуха или надземного определяется по их положению относительно земли.

(Ньютон И. Математические начала натуральной философии / Пер. с лат. А.И. Крылова. М., 1989. С. 30).


Абсолютное время различается в астрономии от обыденного солнечного времени уравнением времени. Ибо естественные солнечные сутки, принимаемые обычно за равные для измерения времени, на самом деле между собой не равны. Это неравенство и исправляется астрономами, чтобы при измерениях движений небесных светил применять более правильное время. Возможно, что не существует [в природе] такого равномерного движения, которым время могло бы измеряться с совершенной точностью. Все движения могут ускоряться или замедляться, течение же абсолютного времени измениться не может. Длительность или продолжительность существования вещей одна и та же, быстры ли движения (по которым измеряется время), медленны ли или их совсем нет, поэтому она надлежащим образом и отличается от своей доступной чувствам меры, будучи из нее выводимой при помощи астрономического уравнения. Необходимость этого уравнения обнаруживается как опытами с часами, снабженными маятниками, так и по затмениям спутников Юпитера.

(Ньютон И. Математические начала натуральной философии / Пер. с лат. А.И. Крылова. М., 1989. С. 31).


Так как мы здесь привлекаем к рассмотрению время лишь в той мере, в которой оно выражается и измеряется равномерным движением, и так как, кроме того, сравнивать друг с другом можно только величины одного рода, а также скорости, с которыми они возрастают или убывают, то я в нижеследующем рассматриваю не время, как таковое, но предполагаю, что одна из предложенных величин, однородная с другими, возрастает благодаря равномерному течению, а все остальные отнесены к ней как ко времени. Поэтому за этой величиной не без основания можно сохранить название времени. Таким образом повсюду, где в дальнейшем встречается слово “время” (а я его очень часто употребляю ради ясности и отчетливости), под ним нужно понимать не время в его формальном значении, а только ту отличную от времени величину, посредством равномерного роста или течения которой и измеряется время.

(Ньютон И. Метод флюксий и бесконечных рядов с приложением его к геометрии кривых линий // Хрестоматия по истории математики под ред. А.П. Юшкевича. М.: Просвещение. 1977. С. 95).


Патнэм Х.

Конечно, я полагаю, что не существует каких-либо философских проблем времени: существует только физическая проблема детерминирования точной физической геометрии четырехмерного континуума, в котором мы живем.

(Putnam H. Time and Physical Geometry. - “The Journal of Philosophy”, 1967, vol. 64. N 8, р. 247).


Пенроуз Р.

Можно думать, что существование и вероятная структура пространственно-вpeменных сингулярностей содержат ключ к решению одной из самых древних загадок физики: откуда берется стрела времени?
Главный вопрос всем хорошо знаком. Локальные физические законы, известные и понятные нам, все симметричны по времени. И все-таки на макроскопическом уровне наблюдается явная асимметрия по времени. Действительно, можно указать ряд на первый взгляд различных макроскопических стрел времени. К ним можно добавить единственную асимметрию по времени, наблюдающуюся в физике фундаментальных частиц, - она проявляется в распаде К°-мезона. Кроме того, сюда же относится вопрос об интерпретации квантовой механики; мне кажется, что его не следует неосмотрительно упускать из виду. Установилось мнение, что в аппарате квантовой механики на самом деле нет никакой стрелы времени, хотя на первый взгляд кажется, что она там есть. Итак, я позволю себе перечислить семь, по-видимому, независимых стрел (иные из них являются лишь возможными), которые обсуждаются в литературе: распад К°-мезона квантовомеханические наблюдения, общий рост энтропии, запаздывание излучения, психологическое время, расширение Вселенной и соотношение черных и белых дыр.

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 233-234).


Осуществление наблюдения, по всей видимости, связано с каким-то необратимым процессом и предполагает существенный рост энтропии. Вовсе не очевидно, что недостающим (или непонятным) звеном в квантовой механике не является некий фундаментальный, но асимметричный по времени закон. Поэтому демонстрация симметрии по времени формализма квантовой механики на самом деле не закрывает вопроса об (а)симметрии по времени в квантово механических измерениях...
В своем отношении к квантовой механике я намерен придерживаться вполне стандартного взгляда: в квантовой механике нет явной стрелы времени, и решение проблемы макроскопической асимметрии по времени следует искать где-то в другом месте.

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 238).


Для обсуждения асимметрии по времени ключевым является, конечно, статистическое понимание энтропии, И если все (важнейшие) локальные законы симметричны по времени, то источник статистической асимметрий следует искать в граничных условиях. При этом форма локальных законов предполагается такой, чтобы они, подобно ньютоновской теории, обычной теории Максвелла-Лоренца, гамильтоновой теории, уравнению Шредингера и т.д., определяли эволюцию системы, коль скоро заданы граничные условия, и, кроме того, чтобы эти граничные условия было достаточно задать либо в прошлом, либо в будущем. Тогда появление статистической стрелы времени могло быть обусловлено тем фактом, что начальные граничные условия непременно имеют на много меньшую энтропию, чем конечные граничные условия…
И стрела энтропии, и стрела запаздывающего излучения, и, возможно, стрела психологического времени могут быть объяснены, если будет найдена причина для того, чтобы энтропия начального состояния вселенной (сингулярности "большого взрыва") была сравнительно мала, а энтропия конечного состояния – велика.

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 238, 263).


Энтропия – это понятие, которым можно жонглировать самым бесцеремонным образом.

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 240).


Вместо того чтобы изыскать какой-то тонкий ход к тому, чтобы во Вселенной, основанной на симметричных по времени законах, могла тем не менее наблюдаться явная асимметрия по времени, я попросту утверждаю, что некоторые из этих законов в действительности несимметричны по времени, и, хуже того, утверждаю, что эти асимметричные законы пока еще неизвестны! Но на самом деле все не так плохо, как может показаться. В частности, из всего этого следует, что стоит поискать такие асимметрии и в других областях физики. Где именно? Так или иначе, некоторая связь с гравитацией при этом должна быть, поскольку именно тензор Вейля описывает гравитационные степени свободы, Классическая общая теория относительности симметрична по времени, но можно поставить вопрос: сохранится ли эта симметрия, когда в конце концов теория гравитации будет должным образом "сшита" с квантовой механикой? В самом деле, если считать, что виртуальные черные дыры при планковской длине играют существенную роль, … вакуум может быть асимметричным по времени в рамках сугубо квантового описания гравитации.

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 289).


Какая бы нелинейная физика ни заменила в конечном счете нынешнюю теорию с мгновенно редуцируемой волновой функцией, она вполне может оказаться существенно асимметричной по времени.
На нынешнем уровне знаний такие рассуждения в высшей степени спекулятивны. Все же мы знаем, что некий физический закон, асимметричный по времени, реально существует! За более привычными симметричным по времени силами Природы где-то скрыта одна (а возможно, и не одна) асимметричная сила, ничтожное действие которой почти полностью замаскировано остальными и остается незамеченным во всех процессах, кроме одного: хитро умного распада К°-мезона… очевидно, что в числе нерушимых правил Природы нет требования непременной симметрии по времени!

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 290-291).


Возникает вопрос: для чего Природе понадобилось запрятать асимметрию по времени столь тщательно? Поскольку мы пока не знаем тех принципов, которыми руководствуется Природа при отборе физических законов, мы не можем ответить и на этот вопрос. Все же нам, по-видимому, не следует слишком уж удивляться тому, что фундаментальная асимметрия глубоко скрыта за внешностью видимой симметрии. Обладает же фауна нашей Земли, за редкими исключениями, внешней симметрией между правым и левым, Можно ли было догадаться, что в ядре каждой воспроизводящей клетки заложена спираль, структура которой определяет рост и развитие этих великолепных симметричных созданий, но при том каждая такая спираль все-таки только правая?

(Пенроуз Р. Сингулярности и асимметрия во времени. С. 292).


Пригожин И.

Формулировка второго начала с точки зрения современного физика представляет собой скорее программу, чем утверждение, допускающее однозначную интерпретацию, так как ни Томпсон, ни Клаузиус не указали точный рецепт, позволяющий выразить изменение энтропии через наблюдаемые величины.

(Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985, с. 93).


Интерпретация времени как внутреннего свойства физической системы выходит за рамки традиционного физического описания.

(Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985, с. 218).


С точки зрения идеала детерминизма само понятие истории лишено смысла. Движения небесных тел не имеют истории, поэтому мы можем вычислить затмение независимо от того, было ли оно в прошлом или предстоит в будущем… Современная физика в той мере, в какой она осознает себя наукой о физико-химическом становлении, а не наукой о вневременных законах, превращающих это становление в видимость, обнаруживает в своей собственной области ряд проблем, которые в прошлом побуждали некоторых сомневаться в “научности” гуманитарных наук.

(И. Пригожин. Переоткрытие времени // Вопросы философии, № 8, 1989. С. 4-5).


Пуанкаре А.

Не существует способа измерения времени, который был бы более правильным, чем другой. Тот, который принимается, лишь более удобен. Сравнивая часы, мы не имеем права сказать, что одни из них идут хорошо, а другие плохо, мы можем только сказать, что предпочтение отдается показаниям одних из них.

(Poincare H. La Mesure du Temps // Revue de Metaphysique et de Morale. 1898. T. 6. P. 1-13 (см. книгу: Принцип относительности. М., 1973, с. 12-21)).


Рейхенбах Г.

Для решения проблемы времени не существует других способов, кроме методов физики. Физика гораздо более других наук связана с природой времени. Если время объективно, то физик должен установить этот факт, если имеется становление, то физик должен познать его, однако если время лишь субъективно и бытие безвременно, тогда физик должен иметь возможность игнорировать время в своем истолковании реальности и описывать мир без ссылок на время. Утверждение Парменида, что время является иллюзией, утверждение Канта, что время субъективно, и утверждение Гераклита и Бергсона, что все течет, недостаточно обоснованы. Они не учитывают того, что о времени говорит физика. Исследование природы времени без изучения физики – безнадежное предприятие. Если имеется решение философской проблемы времени, то оно зафиксировано в уравнениях математической физики.

Возможно, более точным было бы сказать, что решение следует искать между строк физических исследований. Физические уравнения формулируют специфические законы в наиболее общей форме, но философский анализ связан с высказываниями об уравнениях, а не с их содержанием… По этим причинам философские исследования физики ведутся не на языке самой физики, а на метаязыке, который говорит о языке физики… утверждение, что физика якобы "опространствует" время, является следствием глубокого заблуждения. Специфическая природа времени, отличная от природы пространства, отражается в фундаментальных уравнениях физики… Ниже будет показано, что физика может дать оценку потоку времени и становлению… Даже значение таких терминов, как "время" и "становление", может быть понято только таким здравым смыслом, который ассимилировал достижения научного мышления.

(Рейхенбах Г. Направление времени. М., 1962, с. 32-33).


Робб А.

Вообще не существует никаких средств для отождествления мгновений времени, происходящих в разных местах... реально одновременными событиями будут только те, которые происходят в одном и том же месте.

(Robb A.A. The absolute relations of time and space. Cambridge, 1921, p. 12-13).


Розен Р.

Динамические модели включают время как существенную переменную и служат решающим фактором для управления, осуществляемого на основе прогнозирования. Но для их изучения требуется аккуратное исследование самого понятия времени, того, что за этим понятием скрывается. Оказывается, что время само является сложной категорией в том смысле, что допускает много различных моделей и представлений, его объясняющих. Так, например, время в классической механике... неявно определяется канонической гамильтоновой системой дифференциальных уравнений... такая форма резко отличается от модели времени, используемой при описании стохастических процессов. И время, которое мы находим в статистической термодинамике, оказывается как формализм совершенно несравнимым с "гамильтоновым" временем. Еще один тип времени – это так называемое логическое время, связанное с понятием логического предшествования. В высшей степени интересны те взаимосвязи, которые существуют между всеми этими различными формами времени. Они находят самое фундаментальное проявление в трактовках динамических моделей и в природе прогнозов, получаемых с помощью этих моделей.

(Rosen R. Anticipatory Systems in Retrospect and Prospect // General System Yearbook. 1980. № 24. P. 11-23).


Свидерский В.

Таким образом, экспериментальный и теоретический багаж современной биологии позволяет предположить, что метрические и топологические свойства физического времени не претерпевают качественных изменений в биосистемах. Более того, складывается впечатление, что само существование "живых систем, являющихся часами", в числе прочих предпосылок обусловлено и теми свойствами материи, от которых зависят качества физического времени. В этой связи можно считать, что биологическое время не имеет качественной специфики в сравнении с физическим и является самостоятельной временной модальностью.

(Свидерский В.И. Философское значение пространственно-временных представлений в физике. Л.: ЛГУ, 1956, с. 81-82).


Севальников А.

Привязка понятия времени к основным идеям квантовой механики могла бы показаться искусственной и надуманной, если бы не одно обстоятельство. Мы до сих пор до конца не понимаем ее смысла. "Можно с полной уверенностью говорить, что никто не понимает смысла квантовой механики" – утверждает Ричард Фейнман…
У нас есть совершенный математический аппарат, красивая математическая теория, выводы которой неизменно подтверждаются на опыте, и при этом отсутствуют сколько-нибудь "ясные и отчетливые" представления о сути квантовых феноменов. Теория здесь выступает скорее символом, за которой скрыта иная реальность, проявляющаяся в неустранимых квантовых парадоксах. "Оракул не открывает и не скрывает, он намекает", как говорит … Гераклит.

(Севальников А. Современное физическое познание: в поисках новой онтологии, М., 2003. С. 115).


[У Аристотеля время] – прежде всего мера движения, а говоря шире – мера становления мира. В таком понимании время приобретает особый, выделенный статус, и если квантовая механика действительно указывает на существование бытия потенциального и его актуализацию, то в ней этот особый характер времени должен быть явным…
"В современной волновой механике нет наблюдаемой величины t, связанной с частицей. Есть лишь переменная t, одна из пространственно-временных переменных наблюдателя, определяемая по часам (существенно макроскопическим), которые имеются у этого наблюдателя" (де Бройль).
То же самое утверждает и Эрвин Шредингер. "В КМ время выделено по сравнению с координатами. В отличие от всех остальных физических величин ему соответствуют не оператор, не статистика, а лишь значение, точно считываемое, как в доброй старой классической механике, по привычным надежным часам. Выделенный характер времени делает квантовую механику в ее современной интерпретации от начала и до конца нерелятивистской теорией. Эта особенность КМ не устраняется при установлении чисто внешнего "равноправия" времени и координат, т.е. формальной инвариантности относительно преобразований Лоренца, с помощью надлежащих изменений математического аппарата.

(Севальников А. Современное физическое познание: в поисках новой онтологии, М., 2003. С. 116-117).


Существует и еще один аспект квантовой механики, никем до сих пор не рассматриваемый. На мой взгляд, правомерно говорить о двух "временах". Одно из них – это наше обычное время – конечное, однонаправленное, оно тесно связано с актуализацией и принадлежит миру осуществившегося. Другое – это существующее для модуса бытия в возможности. Его трудно охарактеризовать в наших обычных понятиях, так как на этом уровне нет понятий "позже" или "раньше". Принцип суперпозиций как раз показывает, что в потенции все возможности существуют одновременно. Для этого модуса бытия невозможно введение пространственных понятий "здесь" и "там", так как они появляются только после "развертывания" мира, в процессе которого время играет ключевую роль…
Как известно, еще Платон дает различение двух времен – собственно времени и вечности. Время и вечность у него несоизмеримы (Платон. Тимей, 38а), время есть только движущееся подобие вечности.

(Севальников А. Современное физическое познание: в поисках новой онтологии, М., 2003. С. 118-119).


Одновременно с выводом из аристотелевской метафизики, что время есть мера бытия, можно сделать вывод, что квантовая механика позволяет, по крайней мере, поставить вопрос о множественности времени…
Время тесно связано с событием. "В мире, где есть одна "действительность", где "возможности" не существует, не существует и времени, время есть трудно предсказуемое создание и исчезновение, переоформление "пакета возможностей" того или иного существования" (Визгин). Но сам "пакет возможностей" бытийствует, как мы хотели показать, в условиях иной темпоральности". Данное утверждение является некой "метафизической гипотезой", однако, если принять во внимание, что квантовая механика становится в последнее время "экспериментальной метафизикой", то можно поставить вопрос об опытном обнаружении таких "надвременных" структур, связанных с волновой функцией системы.
Рассматривая полионтичную картину мира, можно сделать вывод о ключевой роли времени… [и] вторичности пространственных отношений, собственно координатного представления.

(Севальников А. Современное физическое познание: в поисках новой онтологии, М., 2003. С. 120-121).


Сивухин Д.

Задача измерения времени заключается в том… чтобы выяснить, с помощью каких принципиальных измерительных операций эти числа могут быть получены. Тем самым устанавливается и точный смысл самих этих чисел…

Под часами понимают любое тело или систему тел, в которых совершается периодический процесс, служащий для измерения времени… колебания маятника с постоянной амплитудой, вращение Земли вокруг собственной оси относительно Солнца или звезд, колебания атома в кристаллической решетке, колебания электромагнитного поля, представляемого достаточно узкой спектральной линией, и пр…

Убедиться в одинаковости следующих друг за другом промежутков времени можно только в том случае, когда мы уже располагаем равномерно идущими часами… Надо условиться считать какие-то часы по определению равномерно идущими. Такие часы должны рассматриваться как эталонные или основные часы, по которым должны градуироваться все остальные.

(Сивухин Д.В. Общий курс физики. Т. 1. Механика: Уч. пособ. для вузов. М.: Наука, 1989, с. 24-25).


Тейлор Э., Уилер Дж.

Мы находим теперь, что эйнштейновский взгляд на природу пространства и времени приводит к новому пониманию гравитации как чисто геометрического явления. Эйнштейн умер, завещая миру свое еще не подтвержденное предвидение, что не только гравитация, но и весь физический мир вообще может быть полностью описан на языке одной лишь геометрии.

(Тейлор Э.Ф., Уилер Дж.А. Физика пространства и времени / Пер. Н.В. Мицкевича: Изд. 2-е, доп. М.: Мир, 1971. С. 245).


Уилсон Р.

Юнгианская синхронистичность, признаваемая не только сторонниками Юнга, но и многими другими психологами, безусловно, также содержит подобную нелокальную и не казуальную корреляцию. Юнг действительно определил синхронистичность как явление, не укладывающееся ни в одну чисто каузальную, "бильярдную" теорию мира. Большинству ученых из других областей науки до экспериментальных подтверждений теоремы Белла казалось, что только психологи могут нести подобную чушь... Однако теперь этот вопрос требует нового, более пристального изучения <..> Но эти нелокальные корреляции необязательно должны быть корреляциями в пространстве... Теорема Белла указывает, что в квантовом мире должны также существовать корреляции во времени.

(Уилсон Р.А. Квантовая психология. Как работа вашего мозга программирует вас и ваш мир. Киев: "Янус", 2001. С. 186).


Уитроу Дж.

В квантовой механике прошлая история индивидуальной системы не определяет ее будущего в каком-либо абсолютном смысле, а определяет лишь ее возможное будущее. Вообще нет мыслимой совокупности наблюдений, которые могут снабдить нас достаточной информацией о прошлом системы для того, чтобы мы получили полную информацию о ее будущем. Будущее является математической конструкцией, которая может быть изменена наблюдением.

(Уитроу Дж. Естественная философия времени. М., 1964, с. 377).


Фейнман Р.

Разберем сначала, что мы понимаем под словом время. Что же это такое? Неплохо было бы найти подходящее определение понятия "время". В толковом словаре Вебстера, например, "время" определяется как "период", а сам "период" - как "время". Однако пользы от этого определения мало. Но и в определении "время – это то, что меняется, когда больше ничего не изменяется" не больше смысла. Быть может, следует признать тот факт, что время – это одно из понятий, которые определить невозможно, и просто сказать, что это нечто известное нам: это то, что отделяет два последовательных события!

(Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. Фейнмановские лекции по физике М.: Мир, 1976, с. 87).


Фридман А.

Сопоставим... каждой физической точке М пространства определенное основное движение и назовем часами данной физической точки М инструмент, показывающий длины дуг t, проходимых материальной точкой по траектории в основном движении... Величину t... назовем физическим местным временем точки М...

Рассмотрим прежде всего звездное время... За основное движение примем движение конца стрелки определенной длины, направленной из центра Земли на какую-либо звезду. Звездное время tз будет длиной пути, описываемого концом указанной стрелки. Звездное время tз будет одно и то же во всех точках пространства, это будет универсальное время... Рассмотрим теперь другое время, которое мы для краткости назовем гравитационным временем... Положим, что материальная точка падает в постоянном поле тяготения, и выберем это движение за основное; часы покажут длину пути tг, пройденную этой точкой. Эта величина и будет гравитационным временем... по отношению к гравитационному времени звезды движутся неравномерно... Введем... время маятниковое. Построим значительное количество одинаковых часов с маятником и примем за основное движение конец секундной стрелки часов с маятником, помещенным в этой точке. Путь, пройденный концом секундной стрелки наших часов с маятником от некоторой начальной точки, обозначим tм и назовем маятниковым временем... в отличии от универсальных звездного или гравитационного времен маятниковое время будет местным и на разных широтах будет различным.

(Фридман А.А. Мир как пространство и время // Избранные труды. М., 1996, с. 50-53).


Хайтун С.

Многие авторы, начиная с Больцмана, связывают необратимое поведение реальных систем с воздействием на них среды. На наш взгляд, это непродуктивно. Если, расширяя данную необратимую систему, мы никогда не придем к изолированной гамильтоновой системе (в которой сохраняется механическая энергия) даже на уровне Вселенной, то нельзя говорить о гамильтоновости окружающего нас мира. Но тогда зачем искать источники необратимости в среде? Если корни необратимости в среде, то где корни необратимости самой среды?

(Хайтун С.Д. Мои идеи. М., 1998. С. 165).


Хокинг С.

Увеличение беспорядка, или энтропии, с течением времени – это одно из определений так называемой стрелы времени, т.е. возможности отличить прошлое от будущего, определить направление времени. Можно говорить, по крайней мере, о трех различных стрелах времени. Во-первых, стрела термодинамическая, указывающая направление времени, в котором возрастает беспорядок, или энтропия. Во-вторых, стрела психологическая. Это направление, в котором мы ощущаем ход времени, направление, при котором мы помним прошлое, но не будущее. И в-третьих, стрела космологическая. Это направление времени, в котором Вселенная расширяется, а не сжимается.

(Хокинг С. От большого взрыва до черных дыр. Краткая история времени. – М.: “Мир”, 1990. – С. 20-36, 124-131).


Чернин А.

Есть у времени такие свойства, которые ставят в тупик и классическую механику, и теорию относительности, и квантовую теорию. Эти теории многое сказали о времени, но они не способны ответить на первый, и, казалось бы, самый простой из всех вопросов: почему время идет?

(Чернин А.Д. Физическая концепция времени от Ньютона до наших дней // Природа. 1987. № 8. С. 28).


Шубников А.

Время относится к большой категории физических величин, не имеющих знака (положительного или отрицательного), т.е. величин, которые не могут быть отнесены ни к положительным, ни к отрицательным. В силу этого мы склонны рассматривать операцию инверсии времени как операцию, лишенную смысла.

(Шубников А.В. Проблемы дисимметрии материальных объектов. М., 1961, с. 44).


Эддингтон А.

Мы встречаемся с двумя по сути дела разными вопросами. Первый вопрос: какова истинная природа времени? Второй вопрос: какова истинная природа той величины, которая под видом времени играет весьма существенную роль в классической физике?

(Эддингтон А. Относительность и кванты. М.-Л. 1933. С. 46).


Эйлер Л.

Если бы у нас, как некоторые склонны думать, не было других средств для определения времени, кроме как из рассмотрения движения, то мы не могли бы признать ни времени без движения, ни движения без времени.

(Эйлер Л. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 278).


…отсюда еще не следует, что время само по себе представляет собой не что иное, как лишь то, что мы воспринимаем. Что представляют собой два равных промежутка времени, это понимает всякий, хотя бы в течение этих промежутков, может быть, и не произошло равных изменений, на основании которых можно было бы прийти к заключению о равенстве этих промежутков времени.

(Эйлер Л. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 279).


Независимо от споров, какие могут вести философы по поводу течения времени, нам следует для изучения движения применить некоторую меру времени; при этом следует допустить, что время протекает независимо от движения, так что можно себе представить отдельные части его, между которыми существует равенство или же неравенство в любой пропорции. Кто отказал бы нам в этой возможности, тот вообще уничтожил бы возможность какого-либо познания движения.

Поэтому да будет нам позволено ввести в расчет время наравне с линиями и другими геометрическими величинами.

(Эйлер Л. Механика. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 279).


Деление времени на части не является чисто умственной операцией, как обыкновенно утверждают те, которые помещают время только в нашем сознании, не отделяя понятия времени от самого времени... сама природа вещей достаточно убедительно свидетельствует, что равномерное движение существенно отличается от неравномерного; следовательно, равенство промежутков времени, на котором это основывается, представляет собой нечто большее, чем содержание наших понятий. В силу этого, следует прийти к выводу, что равенство времени имеет под собой определенное основание, находящееся вне нашего сознания; и, по-видимому, мы скорее познаем его извне – из наблюдения над равномерным движением.

(Эйлер Л. Механика. Основы динамики точки. М.-Л., 1938, с. 284-285).


Эйнштейн А.

Мы приходим к странному выводу: сейчас нам начинает казаться, что первичную роль играет пространство; материя же должна быть получена из пространства, так сказать, на следующем этапе. Пространство поглощает материю. Мы всегда рассматривали материю первичной, а пространство вторичным. Пространство, образно говоря, берёт сейчас реванш и "съедает" материю. Однако всё это остаётся пока лишь сокровенной мечтой.

(А. Эйнштейн. Собрание научных трудов. М.: Наука,1965. Т. 2, с.243).


Мы должны обратить внимание на то, что все наши суждения, в которых время играет какую-нибудь роль, всегда являются суждениями об одновременных событиях. Если я, к примеру, говорю: “Этот поезд прибывает сюда в 7 часов”, – то это означает примерно следующее: указание маленькой стрелки моих часов на 7 часов и прибытие поезда суть одновременные события… Время событий – это одновременное с событием показание покоящихся часов, которые находятся в месте события.

(Эйнштейн А. К электродинамике движущихся тел // Собрание научных трудов в 4-х тт. Т. 1. М., 1965. С. 8, 10).


Обычно мы измеряем время с помощью часов. При этом часами мы называем систему, которая автоматически повторяет один и тот же процесс. Число уже повторившихся процессов такого рода, причем за первый можно принять любой процесс, и есть время, измеренное часами. Показания часов, одновременные с некоторым событием, мы называем временем события, измеренным этими часами.

(Эйнштейн А. Собрание научных трудов. Т. 1. М.: Наука, 1965. С. 416).


Чтобы придать понятию времени физический смысл, нужны какие-то процессы, которые дали бы возможность установить связь между различными точками пространства... пространственные и временные данные имеют не фиктивное, а физически реальное значение.

(Эйнштейн А. Собрание научных трудов в 4-х тт. Т. 2. М., 1966. С. 22).


Не следует придавать абсолютного значения понятию одновременности. Два события, одновременные при наблюдении из одной координатной системы, уже не воспринимаются как одновременные при рассмотрении из системы, движущейся относительно данной системы.

(Эйнштейн А. К электродинамике движущихся тел // Собрание научных трудов в 4-х тт. Т. 1. М. 1965. С. 13).


Нельзя сказать, что время имеет абсолютный, т.е. независимый от состояния движения системы отсчета смысл. Это и есть произвол, который содержался в нашей кинематике.

(Эйнштейн А. Зависит ли инерция тела от содержащейся в нем энергии. В кн. Собрание научных трудов. Т. 1. М. 1967. С. 182).


Положение становится еще более поразительным, если представить себе следующее: если часы, синхронизированные с другими подобными, заставить двигаться в одном направлении с большой скоростью, приближающейся к скорости света, а затем вернуть к первым, то окажется, что на двигавшихся прошло меньше времени, чем на покоившихся. Следует добавить, что выводы, которые справедливы для этих часов, взятых нами в качестве простой системы, представляющей все физические процессы, остается в силе и для замкнутой физической системы с каким-либо другим устройством. Например, если бы мы поместили живой организм в некий футляр и заставили бы всю эту систему совершить такое же движение вперед и обратно, как описанные выше часы, то можно было бы достичь того, что этот организм после возвращения в исходный пункт из своего сколь угодно далекого путешествия изменился бы сколь угодно мало, в то время как подобные ему организмы, оставленные в пункте отправления в состоянии покоя, давно бы уже уступили место новым поколениям. Для движущегося организма длительное время путешествия будет лишь мгновением, если движение будет происходить со скоростью, близкой к скорости света! Это – неизбежное следствие наших исходных принципов, к которым нас приводит опыт.

(Эйнштейн А. Зависит ли инерция тела от содержащейся в нем энергии. В кн. Собрание научных трудов. Т. 1. М. 1967. С. 185).


Предположим теперь, что часы могут быть сверены так, что скорость распространения каждого светового луча в вакууме, измеренная с помощью этих часов, везде равна универсальной постоянной с при условии, что система координат является неускоренной… Совокупность показаний всех сверенных указанным образом часов, которые можно представить себе покоящимися относительно системы координат и расположенными в заданных точках пространства, мы называем временем, принадлежащим используемой системе координат, или, коротко, временем этой системы.

(Эйнштейн А. Собр. науч. тр. в 4 тт. Т. 1. Работы по теории относительности. 1905-1920. - М.: Наука. 1965. С. 68, 69).


В случае несимметричного поля особая природа пространственно- и времениподобной близости представляется мне ясной.

Если в некоторой точке рассмотреть два противоположных времениподобных направления, то можно, пожалуй, говорить, что одно из них устремлено в будущее, а другое – в прошлое. Но законы поля не отдают ни одному из этих двух направлений никакого предпочтения. Ситуация сходна с той, которая имеет место в классической теории с положительным и отрицательным направлениями времени. Такое различие имеет смысл только из-за второго закона термодинамики и основано, таким образом, не на форме элементарных законов, а только на граничных условиях (вероятность или упорядоченность в отрицательном направлении времени возрастает).

(Переписка Эйнштейна с М. Бессо // Эйнштейновский сборник 1977. М., 1980. С. 50).


Ты говоришь о "принужденном течении времени". Слово "принужденный" указывает на субъективные переживания, связанные с сознанием и порядком, в котором на основе воспоминаний они представляются нам "неизбежными". При этом "сейчас" играет доминирующую роль, но оно в равной мере исключено из концептуальной конструкции объективного мира (именно это так огорчает Бергсона).

Когда ты говоришь об "остатках сходным образом устроенных миров", то, наверное, имеешь в виду последовательность во времени пространственноподобных сечений, то есть соотношения, присущие постижимому (сконструированному) миру. Слово "остаток" дает повод подозревать, что ты не принимаешь всерьез четырехмерность относительности, а рассматриваешь настоящее время как единственно реальное. То, что ты понимаешь под "мирами" на физическом жаргоне является "пространственноподобными сечениями", которым теория относительности (даже специальная) отказывает в объективной реальности.

А потом ты спрашиваешь, если я правильно понял, как нам перейти от пережитого опыта к объективности. Ты утверждаешь, что переход сопровождается страданием, которое – если интерпретировать его с позиций физики – связано с необратимыми процессами (как и вообще всякое воспоминание; здесь я полностью присоединяюсь к тебе). Но потом ты спрашиваешь: а помогает ли нам в этом проекция на луч прошлого, который продолжается по "прямой"? Этого я не понимаю. Что это – образное описание порядка, царящего в нашем сознании?

(Переписка Эйнштейна с М. Бессо // Эйнштейновский сборник 1977. М., 1980. С. 45-47).


Для нас, убежденных физиков, различие между прошлым, настоящим и будущим – не более, чем иллюзия, хотя и весьма навязчивая.

(Переписка Эйнштейна с М. Бессо // Эйнштейновский сборник 1977. М., 1980. С. 50).


Время, обозначаемое в физических формулах буквой t, может, конечно, входить в уравнения с отрицательным знаком; это дает возможность вычислять время в обратном направлении. Но тут мы имеем дело с одним только вычислением, из чего нельзя заключить, что само течение времени может стать отрицательным. Здесь корень всего недоразумения в смешении того, что допустимо и даже необходимо с тем, что возможно в действительности.

(Цит. по: Зигуненко С.Н. Как устроена машина времени? М.: Знание, 1991. С. 37).


Введение пространственно-временного континуума может считаться противоестественным, если иметь в виду молекулярную структуру всего происходящего в микромире. Утверждают, что метод Гейзенберга может быть приведен к чисто алгебраическому методу описания природы, т.е. исключению из физики непрерывных функций. Но тогда нужно будет в принципе отказаться от пространственно-временного континуума. Можно думать, что человеческая изобретательность в конце концов найдет методы, которые позволят следовать этому пути.

(Эйнштейн, А. Собр. науч. тр. в 4 тт. Т. 1. Работы по теории относительности. 1905-1920. - М.: Наука. 1965. С.56-57).



Наверх